Для многих я святая, а я хуже всех вас

Святая… Да, слишком громко сказано. Наше общество любит громкие слова. Иногда в тишине можно постичь истины больше, чем в самых жарких дебатах. Слова, слова… из-за вас мы разучились чувствовать.

Святая… Пусть будет так. У меня нет притязаний, но меня так называли. Окружающие примеряли мой опыт на себя и понимали, что это «платье» не их размера, цвета и фасона. Мое одеяние, сотканное из жизненных перипетий, им было не по нраву. Они говорили: «Твоя одежда колется. Летом - жаркая, зимой – холодная. Очень узкая и крайне неудобная. Как же ты так легко и гордо ее носишь? Ты просто Святая, ты молодец! Я бы так не смог».

пусть будет так...

Конечно же не смог. На долю каждого выпадают те испытания, с которыми ему по силам справиться. Эти трудности ты бы не осилил, а вот другие – самый раз. Только уже я не смогла бы с ними справиться.

Хорошо, с моей святостью мы разобрались. Безусловно, это абстрактное и очень относительное понятие. Жалко, что сегодня «Святым» называют каждого второго. Что бы вы не заблуждались на мой счет, поясню: под моей уникальностью (пожалуй лучше называть это так) понимается умение жертвовать собой. Умение отречься от всего, что имеешь во благо другого человека. Остаться непонятой и плохой для многих. Для тех многих, кто не знает истины. А истину не знает никто. Ее хранишь только ты и никогда никому ее не показываешь. Может, это даже никому не нужно.

Но моя душа не могла поступить иначе. Мне было важно знать, что я сделала все, что было в моих силах и даже больше. За все время ни разу никого не упрекнула за содеянное, тем более себя. И поступила бы так еще раз. Эти поступки люди и называют «святыми». Пусть будет так, раз проще слов не подобрали.

Тогда в чем я грешна? Вот ирония, в своей «святости» и повинна. Думаете, я добродушна и бескорыстна... Да весь мой поступок – сплошной эгоизм. Отвернись я от нуждающегося – моя душа еще бы долго мучила меня сожалениями и переживаниями. Уж не знаю, откуда это, но я всегда знаю о будущих чувствах наперед. Из двух зол я всего лишь выбираю меньшее. Мне легче быть плохой для всех, но 24 часа в сутки я живу с собой.

Думаете вы сами этим не грешите? Мои уважаемые, сколько широко и великодушно человеческое сердце, которое периодически подкармливает беспризорных животных. Есть и те, кто сразу забирает дворняг домой. И пусть это хлопоты, и вообще по счету в однокомнатной квартире это уже пятый кот. Но великодушное сердце не оставит нуждающегося в беде. И все бы хорошо, но всегда есть злосчастное НО!

Но если не приютит он это милое грязное создание, нуждающееся в еде, лекарствах и опеке? О, эти душевные муки… о, эта совесть… как же вы жестоки! Вы лишаете сна, лишаете аппетита, вы выкручиваете наизнанку все естество. Лучше действительно приютить это несчастное создание, и будь что будет. Все легче, чем проходить все эти круги ада. Не согласны?

И правильно, все относительно. То, что важно для одного, может быть совершенно безразлично для другого. Дело в том, что этот пример не для тебя. Но поверь, даже у тебя есть слабые места. И прошу тебя, никому о них не рассказывай, и может быть тогда, и только тогда, ты будешь неуязвимым.

бриллиант оказался фианитом

Так почему же я хуже всех вас, если, в той или иной степени, мы грешим одним. Просто, когда помогаете вы, то делаете это зачастую неосознанно. Кто-то верит в светлые порывы, кого-то воспитали так родители, но, в большинстве случаев, это обычная внутренняя уверенность, что поступить иначе просто невозможно. На этом большинство и останавливается.

А все-таки, почему невозможно? Я всегда задавала себе этот вопрос. Поступая великодушно, я делала осознанный выбор в сторону душевного покоя. Это тот же эгоизм, это та же забота о себе, но не в материальном плане, а духовном. Люди не беспризорных животных кормят, они спасают себя от чувства вины. Вы и я - помогаем не другим, мы делаем это для себя. Наверное, это край эгоизма, хотя не берусь судить.

И когда вы делаете все то же самое, что и я, вы все равно лучше, по крайней мере, были до сегодняшнего дня. Вы не понимали мотивов своей помощи. Я же осознаю. И святость становится уже не такой святой. Бриллианты тускнеют и оказывается это были простые фианиты.